Понедельник, 20.08.2018
Обследование оборудования газопроводов
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2018 » Август » 10 » Израильский фактор в ирано-центральноазиатских отношениях
08:59
Израильский фактор в ирано-центральноазиатских отношениях
$IMAGE1-left$В течение последних полутора десятилетий Исламской республике Иран удалось наладить многостороннее сотрудничество со всеми новыми независимыми государствами Центральной Азии - Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном. В целом, все страны выработали близкие или тождественные подходы по большинству вопросов региональной и глобальной политики. Имеются, тем не менее, немалые проблемы, создающие неослабевающий конфликтный потенциал во взаимоотношениях Ирана с центральноазиатскими странами. Так, сюда можно отнести неурегулированность правового статуса Каспия, что способно принимать в будущем достаточно острые формы. Милитаризация Каспия, реализуемая всеми странами, вовлеченными в каспийский договорной процесс, в том числе – двумя центральноазиатскими – Казахстаном и Туркменистаном, делает опасность конфликта достаточно возможной.
Несомненно отрицательное влияние на интеграцию Ирана на центральноазиатском геополитическом пространстве имеет ухудшающийся в последнее время политический имидж Ирана, связанный с реализацией его атомной программы. Три резолюции, принятые Советом Безопасности ООН в 2006-2008 г.г. и наложившие на Иран санкции, направленные на приостановку им военного компонента ядерной программы, предусматривают запрет на поставки, продажу или транспортировку любых предметов, материалов, оборудования, товаров и технологий, которые могут способствовать реализации ядерной и ракетной программ Ирана. Это будет иметь своим следствием усиление и углубление политико-экономической изоляции Ирана на международном уровне. Подобный же эффект могут иметь и обвинения в поддержке Ираном таких террористических организаций как ливанская «Хизбалла», действующие на палестинских территориях ХАМАС, «Исламский джихад», оснащение их при иранской помощи современными видами вооружения и боеприпасов. Наличие очень тесных отношений с Ираном со стороны центральноазиатских стран может быть расценено мировым сообществом как поддержка негативных аспектов его внешней политики. Однако, и у Ирана есть претензии к своим центральноазиатским партнерам. На этом геополитическом поле Иран сталкивается с присутствием других государств, желающих также упрочить там свое влияние. Иран всерьез беспокоит прозападный крен, в особенности – его американская составляющая, в направление которых отчетливо заметен вектор внешнеполитической активности государств этого региона. С Западом в той или иной мере связаны все без исключения центральноазиатские государства. В Иране хорошо понимают, что американское и вообще западное присутствие в регионе одной из своих целей определяет необходимость ограничения иранской экспансии в Центральную Азию.
 
На ирано-центральноазиатском диалоге отражается и предельно конфронтационный характер отношений между Ираном и Израилем. С приходом к власти в Иране в 2005 г. неоконсерваторов они стали еще более непримиримыми. Это вписывается в радикализацию внешнеполитического курса Ирана, проводимую командой нынешнего президента М. Ахмадинежада. Проповедуемая новым президентом линия на изменение регионального и международного баланса сил в пользу Ирана и новое нагнетание риторики исламской революции не могут найти понимание в странах центральноазиатского региона, не приемлющих подобный политический инструментарий. Превращение ИРИ в антиизраильский и антизападный лагерь, подкрепленное беспрецедентной милитаризацией страны, способно охладить энергию тех сил в странах региона, которые поддерживают интенсификацию диалога с Ираном. Перманентные призывы Ирана стереть Израиль с карты мира, попытки пересмотреть исторические уроки Холокоста вступают в резкий диссонанс с накопленным за почти два послесоветских десятилетия опытом сотрудничества с Израилем. Для государств Центральной Азии Израиль представляет интерес как в определенной мере надрегиональное государство, имеющее отлаженные связи с Западом. Достаточно привлекательным является и такой фактор как наличие серьезных и неоспоримых достижений в тех сферах экономики, которые имеют для них первостепенное значение. Сюда можно отнести уникальные технологии ведения орошаемого земледелия, достижения в медицине, фармакологии, хай-теке. Следует принять во внимание и наличие в Израиле консолидированных общин выходцев из всех центральноазиатских стран, хорошо ориентирующихся в специфике сотрудничества каждой из сторон. В сотрудничестве с Израилем каждой из стран Центральной Азии достигнуты достаточно неплохие результаты. Так, в одном лишь Казахстане при израильском содействии реализуется около 500 различных проектов, большинство из которых там, где в этом ощущается наибольшая потребность – в сельском хозяйстве. В сотрудничестве наблюдается неплохая динамика. Если в 2002 г. казахстано-израильский товарооборот составлял примерно 30 миллионов долларов, то уже в 2005 он превысил один миллиард долларов, став соизмеримым с казахстано-иранским. Отметим и политическое взаимодействие двух стран, единый подход ко многим региональным и глобальным проблемам. Во время последней ливанской войны в июле-августе 2006 г. израильское правительство специально отметило взвешенную позицию Казахстана в этом вопросе.
 
Высокий уровень доверия характеризует отношения Израиля с Республикой Узбекистаном. Их не раз рассматривали как образцовую модель взаимопонимания и сотрудничества между еврейским и исламским государством. «Партнерство между Израилем и Узбекистаном должно показать всему миру, что нет никаких причин для конфронтации между мусульманами и евреями» (1). Именно в Ташкенте в феврале 1992 г. открылось первое в этом регионе израильское посольство. В течение более пятнадцати лет обе страны динамично сотрудничают в области сельского хозяйства, хай-тека, здравоохранения, внедрения инновационных проектов в горнодобывающей промышленности. В Узбекистане активно используют накопленный Израилем опыт в сфере развития малого и среднего бизнеса. С этой целью с 2003 г. в Ташкенте создан израильский Консалтинговый центр, нацеленный на оказание информационной и консультативной помощи, в первую очередь – в сфере апробированных в Израиле сельскохозяйственных технологий. Израиль реализует в Узбекистане и проекты в сфере промышленного развития – по расширению фосфоридного комплекса, созданию компрессорной станции на крупнейшем в Узбекистане газоконденсатном месторождении Шуртан, добыче золота на базе золоторудных месторождений Коклатас и Даугызтау на севере Узбекистана. Сотрудничество в технико-экономической сфере стало для Израиля сложившейся сферой взаимодействия в отличие от только разворачивающегося партнерства в области безопасности. Здесь обе страны сотрудничают в противодействии распространению наркотиков и борьбе с исламским террором, где у Израиля накоплен опыт, который может быть востребован в Узбекистане. Когда в январе 1999 г. в Ташкенте произошли теракты с большим количеством жертв среди мирного населения, Узбекистан немедленно обратился за консультациями к специалистам из Израиля. После подобных событий и теракта у входа в посольство Израиля в Узбекистане 30 июля 2004 г., в Ташкент для помощи в расследовании и предотвращении подобных терактов прибыли не только эксперты в сфере безопасности, но и специальное оборудование (2). В сфере безопасности развивается и израильско-киргизское сотрудничество, в частности, по линии силовых структур. Несколько израильских частных компаний подписали контракты на оказание технической помощи спецподразделениям МВД Киргизии. Речь идет, в частности, и о техническом обеспечении антитеррористических операций, где Израиль является мировым лидером. По всей вероятности, израильские инструкторы, в том числе из Службы Общей безопасности – ШАБАК- примут участие в обучении киргизских кадров. Солидность этим контрактам придает тот факт, что израильской делегацией, прибывшей в Бишкек на проведение переговоров, руководил бывший глава Генштаба Армии Обороны Израиля генерал Амнон Липкин-Шахак, а в Киргизии члены делегации встречались с тогдашним премьер - министром этой страны Феликсом Куловым. По всей видимости, и в том случае можно говорить о налаживании серьезного и диверсифицированного диалога между двумя странами.
 
Вполне очевидно, что подобный вектор сотрудничества центральноазиатских государств вызывает резкое неприятие иранского руководства. Раздражение по этому поводу часто прорывается наружу у иранских руководителей во время их поездок по странам Центральной Азии. Так, в 1996 г. во время саммита ЭКО в Ашхабаде тогдашний иранский президент Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани в присутствии всех лидеров стран Центральной Азии посоветовал им « ...не иметь дел с сионистами». Беспрецедентно жесткие заявления по отношению к Израилю делает нынешний иранский президент М. Ахмадинежад. Во время своего большого турне по центральноазиатским странам в июле 2006 г. он выступил в здании туркменского парламента в Ашхабаде. Говоря о самых болевых точках современной политики, М.Ахмадинежад сказал: « С образованием сионистского режима страны ближневосточного региона оказались перед лицом перманентной угрозы. Этот подстрекательский режим всегда создает нестабильность и напряженность, провоцирует вражду»(3). Иногда Иран позволяет себе в отношение постсоветских государств придерживаться позиции «старшего брата». Такая не совсем корректная линия поведения почти всегда получает отпор со стороны центральноазиатских партнеров Ирана. Во время одной из многочисленных поездок покойного туркменского президента С.Ниязова в Тегеран он получил от духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи следующий совет: « Туркменистан не нуждается в израильтянах, нам с вами следует иметь в виду, что где бы ни появлялись эти сионисты, они сеют раздор и вражду». В ответ на такой «совет», Ниязов назначил своим личным представителем по контролю над реализацией важнейшего нефтегазового объекта страны стоимостью более миллиарда долларов президента израильской компании «Мерхав» Йоси Маймана. Вслед за этим в интервью газете «Нейтральный Туркменистан» Ниязов заявил о планах его страны широко привлекать всесторонний опыт Израиля по применению высоких технологий.
 
Иран, несомненно, раздражает довольно высокий уровень двусторонних отношений между центральноазиатскими государствами и Израилем. Однако в последнее время в Иране растет понимание того, что Израиль является страной, выстроившей стабильно высокий уровень отношений со странами Центральной Азии и играющей роль серьезного игрока на центральноазиатском геополитическом пространстве. На прошедшей недавно в Иране научной конференции «Центральная Азия и внешняя политика Исламской республики Иран» Израиль как региональный игрок поставлен в один ряд с Ираном и Турцией (4).
 
Максимально диверсифицированные и стабильно развивающиеся во всех сферах, в том числе и политической, отношения стран центральноазиатского региона с Израилем способны создать действенные стимулы для Ирана в решении очень важной для него проблемы признания еврейского государства. Противостояние этих двух государств, как нам представляется, может считаться непреодолимым лишь при недостаточно глубоком анализе всех его реалий. Однако современная история не раз доказывала, что идеологические противоречия не могут считаться абсолютно непреодолимым препятствием для постепенного притяжения двух сторон, двух народов, еще не растерявших до конца многовековой опыт веротерпимости и взаимопонимания.
 
1. «Маарив» (на иврите), 16 сентября 1998 г.
2. http://www.iimes.ru/rus.stat/2006/26-04-06.htm
3. ИСНА (на фарси), 24 июля 2006 г., код новости 8505 – 01457..
4.ИСНА (на фарси), 28 ноября 2006 г., код новости 8509-03740.
 
Об этом www.iamik.ru пишет со ссылкой на Институт Ближнего Востока.
Просмотров: 6 | Добавил: neusilkpat1981 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz